В одной из предыдущих статей была рассказана история об одном пареньке, который профессионально занимался бодибилдингом, будучи одноногим. Сегодня будет рассказана история человека, который проявил не меньшую стойкость в борьбе за жизнь и достиг своей мечты.
история несгибаемой воли
Это случилось около семи. Был обычный августовский вечер. Джордж Фарах (Фара) вышел из магазина. Одну руку оттягивали пакеты с продуктами, а другую он запустил в правый карман брюк, нашаривая там ключи от машины. Настроение у Джорджа было отличное. Две недели назад он участвовал в соревнованиях и еще чувствовал на себе форму — 110 кг отлично скроенных, прорисованных мышц. Его машина, джип «Блэйзер» была уже в двух в шагах, когда Джордж, повинуясь безотчетному импульсу, повернул голову вправо. Невдалеке стоял молодой парень в спущенных широченных штанах по последней моде, скрывающей обувь, и пристально смотрел прямо на него. Одну руку он прятал за спиной. Джордж сначала подумал, что парень его знает, может, когда-то тренировались в одном зале. Но тут парень вдруг резко выдернул руку из-за спины и направил ее на Джорджа. Джордж как-то не сразу сообразил в чем дело. И только когда из руки парня ударило пламя и громко грохнуло, он понял, что парень хочет его убить. Он стоял на открытом месте, спрятаться было негде, и Фарах догадался, что его спасение — в атаке. Бок обожгло резкой болью, но он изо всех сил рванулся к парню. Тот отступил на шаг и снова выстрелил. Промах! Джордж был уже совсем рядом, и до парня дошло, что надо стрелять в голову. Он вздернул руку и уже нажал на курок, но еще до выстрела Джордж успел ударить парня сверху по пистолету и запястью. Сверкнул выстрел, но пуля ушла куда-то им обоим под ноги. Одновременно парень разжал кисть, и пистолет, ломая ветки, отлетел в кусты газона.

В этот момент слева загрохотало. Джордж Фарах только краем глаза успел заметить компанию из трех парней, один из которых вел по нему огонь из пистолета, беспрерывно нажимая курок. Первая пуля впилась Джорджу в бок, вторая разорвала кожу живота, и тут же в живот, обжигая, вошла третья, Джордж продолжал стоять на ногах, бесчувственно отмечая попадания и взрагивая всем телом в такт пулевым ударам.
Парень стоял далеко, пули доставали Джорджа на излете. Но парень уже начинал приноравливаться, стрелял выше и выше, азартно стараясь достать Джорджа в грудь.

Одна нога Джорджа подломилось, и он опустился на колено, изо всех сил не давая себе упасть. Его сознание меркло, но он не мог упасть, потому что со времен службы в армии знал, что падение будет означать смерть. Он уже видел такую смерть, когда воевал в Ливане. Пуля попадает солдату в живот, а потом кровь идет горлом, и если ты упал, то обязательно захлебнешься, потому что крови много, ее не сглотить, ей нельзя сопротивляться, она течет и течет, пока ты не задохнешься и не умрешь... А умереть он никак не мог, потому что дома его ждали дети, и он пообещал им купить что-то сладкое, и купил, и должен обязательно донести им... и эту коробку с шоколадом... и мороженое... Звуки выстрелов внезапно сменились далеким воем полицейской сирены. Джордж безвольно уронил подбородок на грудь. Взгляд его скользнул по собственному животу, удивленно отмечая, как через разрывы кожи вместе с кровью вытекает только что выпитая в магазине кола. И тут из него, словно подчиняясь невидимой команде, хлынула кровь. Она текла отовсюду — их горла, из ушей, из носа, она пропитала рубашку, хлюпала в карманах брюк, стекала с брючин в кроссовки... Впрочем, всего этого Джордж Фарах уже не видел...

Врачи работали равнодушно. Это была совсем не та работа, когда вся хирургическая команда слита одной общей уверенностью в успехе. Там все зависит только от профессионализма, и потому каждый работает сосредоточенно, чтобы не подвести других в мелочах, но всех объединяет тихое радостное предвкушение победы. Это потом, когда будет наложен последний шов, все сорвут с лиц маски и будут возбужденно перешучиваться, хлопать друг друга по плечам и подначивать. Ну а тут все заранее знали: делают большую и трудоемкую работу вхолостую. Сердце-то бьется еле-еле. Сейчас остановится. Слишком большая кровопотеря: качать почти нечего. Кровопотери обычно восполняют чужой кровью или физраствором, напоминающим кровь. А здесь как? В животе все сосуды разорваны. Пока зашьешь, часы пройдут. Короче, не жилец. Но долг есть долг. Операция пошла. Сначала отыскали пули. Всего оказалось четыре. Извлекли. Удивились, что одна остановилась в нескольких сантиметрах от позвоночника. Бывает же! Если бы парень выжил, то стал бы тяжелым инвалидом. Как раз тот случай, когда бывает лучше умереть. Потом вырезали три с половиной метра изорваных кишок. Остальное филигранно сшили и вложили обратно. Сердце остановилось. Хирурги устало отложили инструменты — смерть. Отступили, уступая место реаниматорам. Те подтащили на роликах свои причиндалы. Порядок есть порядок — надо пытаться. Разряд! Еще разряд! Сердце слабо шелохнулось. В ответ стрелка самописца вывела на бумаге кривой горб, потом еще и еще. Хирурги заспешили, чтобы быстрее наложить швы. И вот последний стежок. Снова остановка сердца!

Хирурги отдают команду на подачу физиологического раствора. Аппарат бестрастно вливает в тело Джорджа литр за литром. Циферблат отмечает абсурдно растущий объем жидкости. Хирурги хмурятся, молчат. Тело Джорджа набирает вес и вскоре совсем как до трагедии весит 110 кг. Новая остановка сердца...
Джорджа увозят в реанимацию. Там им будут заниматься другие. Они уже знают, что пациент безнадежен. Ну а хирурги свою работу сделали. Снимают халаты. В операционной гаснет свет... Еще один эпизод из жизни Нью-Йорка: наркотики, оружие, преступность...
... Наутро из дома врачи наводят у реаниматоров справки. За ночь сердце останавливалось шесть раз, но пациент еще жив. Приехали родственники. Все знают. Ждут смерти.
Признаки смерти сменяются признаками жизни. И так две недели! Две недели Джордж бездыханно лежит в реанимационной камере, а через стекло за ним наблюдают печальные глаза родственников. Хуже нет жить ожиданием горя.
Формально Джордж мертв. Да. сердце бьется, но, скорее, по недоразумению В его теле ничто не работает, ни желудок, ни почки. А главное, не работают клетки спинного мозга, отвечающие за кроветворение. В живом организме они «делают» кровь, но организм мертв.
Прямо в мочевой пузырь Джорджа вставлен катетер. Из него капает прозрачная жидкость. Та самая, что уже две недели заменяет ему кровь.

И вдруг, о чудо! Приборы отмечают в жидкости кровяные тельца!
Но даже это еще не означало для Джорджа жизни. Да, его организм рождал новую кровь, вытесняя из себя чуждый физиологический раствор, но еще многие недели Джордж Фарах оставался без сознания, балансируя на метафорической грани между смертью и бытием.
Джордж открыл свои незрячие глаза поздним вечером, в конце октября. И не сразу понял, где он. Рядом сидели отец и мать.
Отец, как ни в чем ни бывало, начал неспешный разговор про тех парней. Мол, через пару дней их взяли на дилетантской попытке ограбить банк. Все наркоманы. Одного из парней, что стрелял в Джорджа, полиция убила в перестрелке. Остальные в тюрьме...
В середине ноября Джорджа подняли с постели. Правая нога совсем не работала. Врач сказал, из-за повреждения нерва. Но через пару лет, мол, сможешь вполне сносно ходить.
С помощью медсестры Джордж неумело доковылял до зеркала и в ужасе отшатнулся. На него смотрело чужое неузнаваемое лицо. Весы показали 62 кг.

Кишечник Джорджа не мог работать в полную силу. Так что прямо из живота у него выходил катетер, заправленный в поясную сумку. По катетеру в сумку поступало то, что врач уклончиво назвал «отходами пищеварения».
По прогнозам врачей в таком виде Джорджу надо было жить пару-тройку лет, ну а потом работа кишечника должна была наладиться. То, что Джордж не умел самостоятельно передвигаться, мало кого из врачей особенно трогало. После такого ранения человеку; мол, просто положено быть инвалидом.
Джордж до слез стыдился своей беспомощности и сумки. Особенно перед детьми. И потому перешел на ночной образ жизни. Днем он отсыпался, а ночью в одиночку пробовал научить себя ходить.

он стал профессионалом бодибилдинга
Через полгода адской работы Джордж начал ходить самостоятельно и первым делом отправился в свой тренажерный зал. В этом была своя логика. До ранения Джордж всю свою жизнь подчинил одной цели — стать профессионалом. С этой прежней жизнью ему надо было попрощаться, а потом искать себе место в новой.
Однако когда Джордж зашел в зал, и его окружили старые друзья, он понял: нет, он еще поборется!
Еще через полгода Джорджу извлекли из кишечника катетер и прочно все зашили. С пожеланием поменьше двигаться, не поднимать ничего тяжелого, короче, всячески беречь «укороченый» кишечник.
Через полтора года Джордж уже весил 100 кг. С весом 84 кг он стал абсолютными победителем любительского турнира штата Нью-Йорк по бодибилдингу. Еще через две недели он финишировал вторым на любительском чемпионате США среди юниоров. А через три года, в ноябре 2000-го, он выиграл свою категорию на национальном чемпионате среди любителей и... получил профессиональную карту.
Потом кое-кто говорил, что выход в профессионалы дался ему слишком легко. По-видимому, эти люди были плохо информированы...

Если вы серьезно решили заняться боксом, то необходимую экипировку вы сможете купить через интернет, в магазине бокса Boxmart.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Я не робот!

Получать обновления

Поиск по сайту